Модификаторы вероятностей (стратегическое развертывание «Альтернатива»)
Страница 3

Все это — почти невидимые, эфемерные факторы, но благодаря им война приобрела для союзников сакральное значение (Крестовый поход), что сделало невозможным заключение компромиссного мира.

Я много размышлял о параноидальной уверенности Запада в неизбежной победе Добра над Злом… раз уж немцы добровольно взяли на себя роль Зла, они, с точки зрения западного обывателя, обречены. Уверенность в неизбежности победы, разделяемая свободными народами, есть реальная стратегическая сила.

У германского народа, над которым довлеет негативный опыт прошлой войны, подобной уверенности нет, несмотря на все одержанные нами громкие победы.

Как ни трудно сказать это, но националистическая идея, спасительная для послеверсальской страны, не соответствует требованиям момента и не отвечает идеологическим потребностям Германии — повелительницы Европы. В этой связи нам придется пересмотреть внутреннюю политику Рейха.

Со времен Гинденбурга мы много твердили о «тотальности войны», о «напряжении всех сил нации», но так никогда и не дали себе труда понять, что на самом деле означают эти слова — напряжение всех сил. С этого дня я освобождаю вас и себя от химеры, называемой мировоззрением. Отбросьте все убеждения, забудьте все предрассудки — личные, классовые, религиозные, клановые, национал-социалистические, — если только они мешают добиться победы и мира».

В ответ Г. Геринг сформулировал концепцию «позитивной цели» войны. Позднее она была оформлена А. Хойзингером, И. Риббентропом и А. Гитлером в виде «Потсдамской декларации», провозглашающей задачи и цели Европейского Союза.

Весной 1941 года обстановка накаляется. Участники тех тревожных предгрозовых дней — все как один — говорят о резком изменении психологической атмосферы в Рейхе. Как было показано А. Силантьевым в «Теории информационных объектов», в стране (начиная с высших штабов и далее по линии вертикальных связей), произошло переключение «энергетической подпитки» с низших на высшие моды националистического эгрегора. Хотя это явление было вызвано искусственно, держалось на личном магнетизме фюрера и оказалось нестойким, оно привело к макроскопическим изменениям в распределении исторических вероятностей и стало предвестником «революции сознания» 1968 года.

Между тем Мировая война шла своим чередом. Переворот в Югославии и тяжелые проблемы на итало-греческом фронте вызвали к жизни операцию «Марита». Наступление на Балканах стало бы фатальной ошибкой Рейха, если бы оно не оказалось включено в общий реестр кампании 1941 года, в схему метаоперации «Альтернатива».

Предварительная директива по развертыванию «Альтернативы» была отдана одновременно с началом югославской кампании. Это означало, что у ответственных исполнителей оставалось лишь несколько недель, чтобы выполнить колоссальный объем намеченных мероприятий. Фюрер не зря говорил о напряжении действительно всех сил безраздельно преданного ему в тот момент Рейха.

«Я решил немедленно после завершения операции на Балканах начать наступления „Типерион“, „Морской Лев“ и „Блау“.

Целью развертывания «Гипериона» является дальнейшее оказание помощи итальянскому союзнику, а также отвлечение внимание Англии и России на Средиземноморский регион. Предусматривается проведение непрерывной операции против Мальты и Тобрука с развитием на Александрию и Суэц. Командование на местах должно уяснить, что в течение весны-лета 1941 года резервы противника, находящиеся в Северной Африке, на Островах и на Ближнем Востоке, должны быть скованы любой ценой, вплоть до самого существования экспедиционного корпуса.

Общая координация действий вооруженных сил «Оси» на Средиземном море возлагается на рейхсмаршала Геринга.

Целью развертывания «Морского Льва» является стратегическая дезинформация командования Красной Армии. Я один несу ответственность за решение, граничащее с безумием: высадить на английском побережье войска группы армий «Запад», несмотря на то что практически вся авиация и большая часть флота Рейха, в том числе высадочные средства, будут в последующие дни задействованы на Востоке. В течение месяца или двух войскам генерал-фельдмаршала Листа придется рассчитывать только на самих себя и удерживать плацдарм при недостаточном снабжении и в условиях вероятного превосходства противника в воздухе. Если какая-то армия в мире и сможет сделать это, то только армия Великой Германии.

Целью наступления «Блау» является развертывание на территории Латвии и Эстонии войск специальной Десантной группы армий, захват мостов через Западную Двину, соединение частей и соединений, наступающих с прибалтийских плацдармов, с корпусами группы армий «Север», дальнейшее продвижение к Пскову и Новгороду, установление взаимодействия с войсками немецко-финской группы армий «Финляндия» и в конечном итоге занятие выгодного оперативного положения для последующего осуществления плана «Шлиффен».

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

Геополитика должна умереть
—  Давай, —  выдохнул я, когда подошло время. Бобби был уже наготове, он подался вперед и резким движением ладони вогнал русскую программу в прорезь. Он проделал это легко и изящно, с ув ...

Глава государства в Испании и Великобритании
...

Власть генезис, компоненты, методы функционирования
...