Геополитика должна умереть

—  Давай, —  выдохнул я, когда подошло время. Бобби был уже наготове, он подался вперед и резким движением ладони вогнал русскую программу в прорезь. Он проделал это легко и изящно, с уверенностью мальчишки, загоняющего в игровой автомат монеты, зная —  победа будет за ним и бесплатная игра обеспечена.

В глазах закипела серебряная струя фосфенов, и, словно трехмерная шахматная доска, в моем мозгу стала разворачиваться матрица —  бесконечная и абсолютно прозрачная. Когда мы вошли в сеть, русская программа как будто слегка подпрыгнула…

Уильям Гибсон

Удивительна история использования аналогий.

Например, при расчете попадания снаряда в броню танка используется гидромеханическая аналогия падения капли на поверхность жидкости. Адекватность любой аналогии доказывается либо феноменологически, либо через сопоставление реальности и результатов моделирования.

Аналогия политической и шахматной игры не нова. Великий насмешник Омар Хайям писал:

Мир я сравнил бы с шахматной доской:

То день, то ночь. А пешки? Мы с тобой —

Подвигают, притиснут —  и побили…

И в темный ящик сунут на покой.

Мефистофелево «Что наша жизнь? Игра!» воплотилось к концу XX века в четкую убежденность, что игра —  аналогия жизни. Все сопоставления, характерные для оценок Второй Мировой войны, исследования политических ходов эпохи Карибского кризиса, компьютерное моделирование войн и межгосударственных раскладов достойно завершилось появлением в 1997 году книги советника президента США по национальной безопасности Збигнева Бжезинского «Великая шахматная доска: Господство Америки и его геостратегические императивы».

Собственно, Бжезинский создал книгу-методичку, подводящую итоги развития «преступной науки» геополитики.

Геополитика как практика позиционной борьбы на сетке государственных интересов и отношений, доведенная до определенного совершенства, безусловно стала одним из факторов, остановивших большое количество войн. И реализовала мечту политиков о минимальном «акупунктурном» военном воздействии. Но миновали времена, когда геополитическая практика являла собой «ноу-хау» небольшой группы лидирующих в развитии индустриальных государств. Она отыграла свое и стала политической традицией Наступила эпоха геоэкономики: глобализм, мировое экономическое стратегирование, непрямое переструктурирование рынков. Встал вопрос о запуске постиндустриальных проектов ведущих мировых игроков и определения геокультурных рамок развития мира.

Именно сейчас на стыке классической геополитики, альтернативной истории, социомеханики, организационно-деятельностной и ролевой игротехник и рождается понимание механизмов и мотиваций, движущих государствами и конфессиональными объединениями. Классическая историческая аналитика и игровое моделирование позволяют проанализировать культурно-историческую «тектонику» мира: движение этнокультурных плит мировой цивилизации Прокомментировать геополитическую позицию Римской Империи или этюд распада ЕС, стратегию космических исследований или напряжения Азиатско-Тихоокеанского региона.

Знание и умение приходят через практику —  изучение, анализ проделанных операций, собственную политическую практику. И мы обязаны сделать наш собственный российский ход на всех уровнях обобщенной георамки, геополитики, геоэкономики и, едва ли не в первую очередь, геокультуры.

У нас есть шанс рискнуть и построить достаточно сложные, практически неисполнимые вещи: предложить матрицу российских стратегий, выстроить новые модели личной и социальной безопасности, прописать политическую историю целого региона… то есть сыграть Мировую—  или, если угодно, Великую-Шахматную партию со знанием дебютов, теории эндшпиля и основной массы образцовых партий. Четко помня, что в «игре как в жизни, только чуть реалистичнее».

Николай Ютанов

      Смотрите также

      Введение
      Массовое самоопределение людей в некоторой рамке, которую они признают как реальность, актуализует эту реальность. П. Г. Щедровицкий Вы сделали этот ход на ничью? Нет. Значит, вы сделали ход ...

      Благодарности
      «Самоучитель игры на мировой шахматной доске» представляет собой итог моей работы ведущим редактором серии «Военно-историческая библиотека» в санкт-петербургском издательстве «Terra Fantastica» и ...

      ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ ВНЕШНИХ ШОКОВ
      Об экономико-политическом развитии СССР в канун краха, то есть в 1985–1991 гг., написано много. Участники процесса принятия решений рассказывают о том, как вырабатывалась политика ускорения, страт ...